Путешествие на Северный Кипр, стр. 3

28 марта

Фото самолета, который доставил нас из всеми признанного международного аэропорта Стамбула в никем не признанный аэропорт Эрджан. Аэропорт по-турецки “havalimanı”, причем последняя буква читается “ы”, получается “хавалиманы́”. К слову сказать, я как ребенок, набравшийся впечатлений, выключился на полпути из Стамбула в Эрджан и проснулся уже когда самолет заходил на посадку

Из-за этих печатей у меня однозначно будут проблемы при посещении южной части Кипра и, если верить российскому МИДу, могут возникнуть проблемы при оформлении шенгенской визы.

Вообще, при посещении Северного Кипра печати в паспорт как правило не ставят, а иностранцы заполняют такие вот бланки (аналог российских миграционных карт) и таскают их с собой во время пребывания на острове:

Но я слишком тщательно обдумывал ответы на вопросы пограничника и слишком вдумчиво их произносил, что прошляпил момент. Опомнился только когда он клацнул мне печатью о въезде.
- But I don’t want stamp in my passport!
- Okay, but it’s too late (дежурная улыбка)

Собственно, после этого осторожничать было бессмысленно и я, когда улетал обратно, поставил для коллекции еще одну печать о выезде.

KKTC - Kuzey Kıbrıs Türk Cumhuriyeti - Кузе́й Кыбры́с Тюрк Джумхурие́ти - Турецкая Республика Северного Кипра - ТРСК
muhaceret - мухаджэрэ́т - миграция

Все остальное интуитивно понятно. Кстати, бледные круглые печати мне на пути в ТРСК влепили в аэропорту Стамбула, причем на пути в Москву не ставили. Это навело меня на мысль, что я с тестем сглупил и вышел за пределы транзитной зоны. Ну, а чего - аэропорт большой, а транзитная зона маленькая, выйти за ее пределы, не покинув пределы аэропорта - как два пальца. Короче говоря, теоретически можно побывать на Северном Кипре и при этом не поставить ни одну печать в загранпаспорт, главное - быть внимательным.

Наверное, самое-самое первое впечатление от Северного Кипра - это воздух. Вкусный, чистый, густой, насыщенный. Реально - хоть на хлеб намазывай. Чтобы вы понимали - если Зеленоград по сравнению с Москвой экологически чистый город, то Зеленоград даже рядом с Кипром не стоит. Стоит ли сравнивать воздух на Северном Кипре и в Москве?

В аэропорту нас встретил Эдуард со своей дамой. Как сейчас помню, Эдуард был одет в спортивный костюм, на шее висела золотая цепь, на пальцах золотые перстни, а подмышкой красовалась барсетка. Для меня в этом типаже не было ничего странного, но на фоне туземцев Эдуард выглядел весьма экстравагантно. Как потом он сам сказал - местным он представляется “руссо бороно” (русский мафиози), правда это хз на каком языке, по-турецки (я специально загуглил) звучит иначе.

Наутро после прилета, внешний вид дома и прилегающего участка (зеленая машина - соседей, они настолько тихие, что когда играли свадьбу - Эдуард ничего не слышал, а узнал уже постфактум):









На Северном Кипре личный бассейн на своем участке является непременным элементом зажиточности. Кто попроще - живут во всяких дуплексах и плескаются в общих бассейнах. Или вообще ходят на море - надо понимать, что уровень жизни там тоже весьма разный. Наверняка есть те, кто перебивается с хлеба на воду, а Эдуард вот представляет собой человека, который имеет некие накопления, работать не хочет, зато живет в весьма комфортных условиях, хотя особо ни на что не тратится. Надеюсь, ему хватит накоплений до конца жизни.

Если кому интересно, дом Эдуарда находится по адресу ул. Насреддин Ходжи, район Озанкёй, Кирения (тур. Nasreddin Hoca Sokak, Ozanköy, Girne)
sokak - как вы уже догадались, "улица"

Вообще, на картах и дорожных указателях написано по два названия - греческие и турецкие. Так, городок, где мы жили по-гречески называется Кирения, а по-турецки Гирне. Честно говоря, мне более нравится греческое название, его я и буду употреблять.

Машина у Эдуарда - здоровенный пикап “Ниссан Навара”. Абсолютно непрактичная машина для маневрирования по узким улочкам, но Эдуард из любопытства особо никуда не ездит, а для его целей типа притаскивания здоровенного кактуса (об этом позже) машина годится на все сто.

Забавный момент - все время, что мы ездили с ним, у него играл один и тот же диск, на котором было записано с десяток песен шансона. И хотя машина в плане комплектации была по словам Эдуарда “полный фарш”, пользоваться тем же навигатором, громкой связью и прочими полезными функциями он избегал, приводя в качестве примера душераздирающую историю о том, как он “однажды че-то наклацал”, после чего “руль начал греться, а это нихуя не прикольно, пацаны, когда на улице 40 градусов и руль 40 градусов”. В общем, не удалось ни мне (сисадмину со стажем) ни тестю (продвинутому водителю) убедить Эдуарда хоты бы нажать кнопку “Accept” на экране навигатора и, согласившись таким образом с лицензионным соглашением, включить уже эту долбаную навигацию!!

Как несложно догадаться, упомянутый диск с песнями был прослушан раз 50, так что гимном Северного Кипра для меня стала песня “Белая береза”:

На следующее утро после приезда мы поехали в Кирению, пошатались по берегу (вода была очень чистая, а берег местами был засран)










посидели за столиком

Я впервые попробовал turkish coffee, а Эдуард принялся пить пиво. Турецкий кофе подают так - дают маленькую чашечку кофе и запаянную стограммовку чистой воды для запивки. Однако, турецкий кофе (в, по сути, Турции) оказался каким-то говном и я расстроился - лучше б пива взял. На Северном Кипре, кстати, водителю можно выпить пару пива и ехать дальше. Для меня такой уровень свободы был в диковинку.

С набережной пошли в другую часть города, там где моря нет. Улочки, как видим, страшно узкие:


Много британского наследия, начиная от левостороннего движения, оканчивая вывесками и английскими пенсионерами, просаживающими в благодатном климате большую английскую пенсию. В принципе, неудивительно, если учесть что много лет Кипр был британской колонией.

Тесть тут же не особо разбираясь накупил пакет всяких сладостей

Я пока присматривался, попутно выучил очередное слово по-турецки “indirim” - скидка.

Кстати, насчет скидок. Совершенно нормально торговаться за все на свете - за одежду, сладости или новый Порш Каен в авто-салоне. По этой же причине, зачастую не ставят ценники, а стоимость товара определяется умением торговаться. Практику торговли я получил несколькими днями позже, когда посетил местный базар.

Мой фетиш - автомобильные номера. Вот эти номера - с южной части




А этот - местный, северный.

Номера на машинах, зарегистрированных на Кипре (неважно какой части), впереди белые, а сзади - желтые. Материал северокипрского номера - какой-то пластик, не металл.

Номер президента Северного Кипра - “KKTCB” (kktc я уже говорил как расшифровывается, а “b” означает başkan (башкан - то есть, президент, самый главный "башка"). Я не видел, как понятно по картинке, а просто поинтересовался. Вообще, многие слова в турецком языке интуитивно понятны, а сам язык достаточно простой, хоть и ни разу не мелодичный, а, скорее, лающий.

Турецкий номер (наверное, на корабле приплыли)

Если номера красные с обеих сторон - это значит, что машина взята в аренду

Там вообще рынок арендных авто очень развит. На Северном Кипре я впервые пожалел, что у меня нет водительских прав и я не умею ездить - Эдуарду было неинтересно нас куда-то возить, тесть че-то не сообразил сразу взять машину напрокат, а без машины на Северном Кипре делать нечего. Общественный транспорт развит слабо, поэтому машины есть почти у всех (99% машин на острове праворульные). Так что в этом плане мы, к сожалению, многое потеряли...

Кстати, "автомобиль" по-турецки - arabam (араба́м). Мотоцикл - motosiklet (мотосикле́т). Велосипед - bisiklet (бисикле́т). Говорю же, многие слова в турецком языке интуитивно понятны.

предыдущий день 27 марта, следующий день 29 марта